idelbaev_artur (idelbaev_artur) wrote,
idelbaev_artur
idelbaev_artur

ЖЕНСКОЕ ЛИЦО ВОЙНЫ.


Моя мама - дочь фронтовика, рассказывала... Каждый год, как она себя помнит, у них в колхозе, 9 мая чествовали фронтовиков.

С утра их собирали уже нарядно одетых, при наградах, в клубе. Там, торжественные слова, подарки, какой-нибудь фильм. А потом, самое главное... Всех сажали в кузов машины (относительно молодые же ещё все были) и везли на поляну за деревней... Угощать.

Провожала вся деревня с музыкой, песнями, поздравлениями. Жены, дети, родные и... вдовы не вернувшихся с фронта солдат. Они тоже выходили из-за покосившихся ворот своих дворов и тоже провожали взглядами шумно собирающихся и уезжающих весело праздновать свой самый главный праздник, фронтовиков.

А бывало, что кто-то из них не выдерживал, валился на землю и плакал, беззвучно рыдая и царапая пыльную землю ногтями...

Их было много - вдов солдат, не вернувшихся с фронта. В каждой деревне их было много... И в маминой деревне они тоже были. Мама называла их всех по именам, когда рассказывала.

О чем они думали, когда на их глазах чествовали и оказывали всяческие почести их односельчанам - ветеранам? Ветеранам, которые вернулись с войны живыми. О том, что их погибшие или пропавшие без вести мужья сейчас тоже могли бы быть среди них? О том, что им больше никогда (НИКОГДА!) не вкусить женского счастья, не почувствовать мужскую ласку?..

Разве что украдкой (в прямом смысле этого слова), преступив через, не только и без того строгие советские моральные устои, но и свои, традиционные национальные...

А может о том, что как трудно будет одним продолжать поднимать детей ?..

А о чем думали организаторы этих празднеств? Честь и хвала им, за то, что не забывали ветеранов. Живых... Но ведь были те, что отдали за Родину самое ценное, что у них было - жизнь. А у них оставались вдовы, которые тоже отдали Родине, кроме самоотверженного труда в тылу, ещё и своих мужей. А их дети - своих отцов. Внимания этим семьям не было не только в дни празднования Дня Победы, но И в быту. В виде, хотя бы мизерных льгот, которые имели ветераны. Живые ветераны...

Вот история об одной из таких семей. Реальная история, достойная пера Чингиза Айтматова.

Почти все призывники, призванные на войну из Башкирии, проходили подготовку в Алкинских лагерях. Знаменитые Алкинские лагеря... Кто про них не слышал! Молодые солдаты, перед отправкой на фронт, несколько месяцев проходили там нехитрую науку воевать. А их женщины - матери, жены, сестры, невесты, узнав, что их родненький ещё не на войне, а вот здесь, почти под боком, в каких-нибудь 100-120 километрах, собирали, все что было съестного в доме и спешили на свидание. Они отлично понимали, что это может быть их последнее свидание со своими любимыми.

Транспорта на было. Женщины впрягались в санки, груженые провизией, собранные по сусекам, оторванные от детей, и шли. Сутки, двое, трое... Чтобы несколько часов побыть со своим мужчинами. Может, минут... Да чтобы хотя бы на миг встретиться глазами.... А если повезёт и солдата отпустят в увольнительный отпуск на сутки, то и провести с ним ночь.

Я слышал эти истории, что услышав весть о том, что их муж (сын, брат) ещё не на фронте, а в Алкино, женщины собирались и спешили на свидание с ним, что собирали еду для него по всем родным - очень часто, во многих районах республики. И везде: санки, санки... Несколько суток в дороге с этими санками.

Так и стоит перед глазами картина: пурга, метель, женщины в фуфайках, укутанные в шали и санки... Не наши, современные, на легкой алюминиевой основе, а тяжёлые, из кованного железа.

У меня самого бабушка Хумайра тоже ходила к моему деду Азнагулу так в Алкино из Альшеевского района в 1942 году.

Но рассказ не о них. Рассказ о бабушке моего друга Ишимбетова Юриса с деревни Кабакуш Стерлибашевского района. Бабушку звали Минихаят. В том же 1942-м году, молодой женщиной, она тоже поспешила к мужу, как только до неё дошла весть, что он ещё не на фронте, а в Алкинских лагерях. Гостинцы для мужа, санки, три дня пути по бурану... И все ради нескольких мгновений счастья побыть рядом с ним. Как выяснилось, в последний раз. Муж погиб на войне в том же году. А в следующем 1943-м родилась дочь - Шакира. Результат той встречи... Цепочке суждено было не оборваться. Шакира - Мама моего друга Юриса. И у него самого - прекрасная семья и уже трое детей.


Дочь Минихаят - Шакира, родившаяся в 1943 году


Но до этого были и безудержное горе от утраты кормильца и любимого мужа, и горечь обиды, когда она видела, как чествуют вернувшихся с фронта ветеранов. Живых ветеранов, а не мужа - оставшегося там. И беспросветное безденежье и безнадёга, пока ставила детей на ноги.

Бабушки Минихаят уже нет в живых. Но дочь, плод последних мгновений любви двух сердец, встретившихся буранной ночью, незадолго до смерти одного из них, жива.

Дай Бог ей ещё долгих лет жизни и здоровья, ради уже своих детей и внуков - той цепочки жизни, продолжить которую, не прервав, умудрилась её мать.

А нам... А нам быть внимательнее не только к ветеранам, но и всем тем, кто тоже через край вкусил тяготы войны и послевоенной жизни. Особенно - к женщинам и детям. Потому что, несмотря на известное выражение белорусской писательницы, у войны есть и женское, и детское лицо.

Сын Шакиры - мой друг Юрис со своей женой и детьми. Цепочка не оборвалась.
Tags: ВОВ, Победа, женщины и война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments