idelbaev_artur (idelbaev_artur) wrote,
idelbaev_artur
idelbaev_artur

КАЖДОЕ 9-Е МАЯ ОНИ ОБНИМАЛИСЬ И ПЛАКАЛИ, ПЛАКАЛИ...



Мой дед со стороны матери Юнусов Азнагул Миннигулович родился в 1911 году. К началу Великой Отечественной, понятно, было ему уже 30 лет. Он успел отслужить действительную, был призван и отвоевал финскую. Имел семью и двух детей 3-х и 5-и лет. На фронт был призван в марте 1942-го.

Я думаю, что это и спасло его от смерти. То, что не попал в самое пекло 41-го и особенно жизненный и боевой опыт, полученный на финской. Помню как он рассказывал, что молодые и неопытные мёрли как мухи. А во время бомбёжек 18-летние необстрелянные пацаны жались к нему с криками "Дяденька Азнагул! Дяденька Азнагул!"

Не могу сказать, что дед не любил рассказывать про войну. Если спрашивали, рассказывал. Теперь я понимаю, что в меру и с учётом подготовленности и возраста слушателей. Но мы, все-равно, мало что понимали. А я, внук, в отличие от сыновей и зятьев, так и вообще, в силу возраста... Но слушать любил. И сейчас, при случае, всегда переспрашиваю у взрослых, что он тогда говорил и что еще рассказывал о войне.

Вот один из таких рассказов моего деда о войне. Удивительный, можно сказать невероятный, чтобы быть правдой, но тем не менее произошедший в реальности.

В одном из ожесточенных боев дед был ранен в руку. Всего за войну он был ранен только тяжело 4 раза. И неудивительно - пехота. Так вот, командир его, велел всем ходячим раненым самим отправляться в тыл. И двинулись наши бойцы, с перевязанными, кто руками, кто головой, где ползком, где шагом, к реке. А через реку мост. Когда доползли-добрели до моста и начали через него переходить, навстречу попалась колонна пополнения, идущая на передовую. Ну как идущая?.. Подгоняемая окриками и прикладами командиров. Пополнение было из необстрелянных новобранцев, которые мало что соображали от ужаса - впереди слышался шум боя и разрывов снарядов. И их гнали туда.

Поравнявшись с колонной новобранцев дед крикнул:
- Есть кто из Башкирии?
Ну так принято было, земляков кликали всегда. И тут из колонны отделяется маленький плюгавый солдатик:
- Я... Я из Башкирии!..
А дед мой был высоким, статным, голос зычным. Его отец, а мой прадед служил драгуном в царской армии. А тут еще и лицо гарью перепачкано и перевязанный, окровавленный рукав. Для новобранца картина, наверное, показалось жуткой.

- Кто? Ты?.. Откуда? С какого района?.. ИННБТГ, Тимеряй, ты что-ли?
Оказалось, что плюгавый новобранец-то, из одной деревни с дедом. Из одной маленькой деревни. Такое может быть только в фильмах, чтобы на фронте, растянувшемся на три тысячи километров, встретились земляки из одного села и чуть ли не с соседних домов. Только в фильмах и еще... на войне.

А Тимеряй смотрел на деда ошалелыми глазами и не узнавал. Шутка ли, грязный, чумазый, весь в крови... А как узнал, чуть не заплакал:
- Азнагул абзый!.. Азнагул абзый!..

Обнялись, но даже не успели расспросить друг у друга что да как, как там дома... Командиры начали подгонять колонну дальше к передовой. Успели только прокричать друг другу, что если кто выживет на этой войне, обязательно должен будет рассказать родным об этой встрече. Обязательно!.. И больше не виделись на фронте, и не знали о судьбе друг друга до конца войны. Тимеряя погнали в составе колонны на передовую, а дед двинулся в медсанбат, оттуда в госпиталь.

Выжили оба. К большому счастью родных и близких. Дед провоевал в пехоте два года, имел 4 серьезных ранения и говорят, еще 12 по легкому. Был контужен. Последнее ранение получил под Киевом, там и лежал в госпитале. Значит, я так полагаю, и Днепр форсировал. Вернулся домой в 1944-м по ранению. С орденами и медалями. Потом после войны еще его находили награды.

А дома... Детишек не было в живых. Не уберегла моя нэнэйка. Умерли, объевшись пролежавшей под снегом, прошлогодней пшеницы. В ту весну в деревне, да и по всей Башкирии много таких смертей было. В одной только маминой деревне, по рассказам бабушки, было заколочено более сорока домов, в живых не осталось никого.


Дед с женой, моей нэнэйкой Хумайрой и детьми.

Жизнь после войны тоже не была лёгко. Но выдюжили. Родили ещё семерых детей. Старшая из них моя мать.


Моя мама - Гульфия Азнагуловна Юнусова. Более 20 лет проработала Главным редактором республиканского женского журнала "Башкортостан Кызы", депутат нескольких созывов Госсобрания-Курултая РБ и Верховного Совета РФ.

Вернулся с фронта и Тимеряй бабай. Тоже с ранениями и наградами, но живой.
И каждое 9-е мая они напивались, обнимались, вспоминали ту встречу и плакали, плакали...

Tags: 9 мая, война, спасибо деду за Победу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments